Главная > Уроки великой победы > Второй урок Войны

Второй урок Войны

Этот урок касается в основном деятельности Наркомата обороны и Генерального штаба СССР. Он связан с умением предвидеть скорое начало войны и обеспечением подготовки к ней. Накануне второй мировой войны преобладали в целом реалистичные взгляды на военно-политический характер, масштаб и возможную длительность войны. Руководству страны была ясна необходимость сбалансированного сочетания различных видов оружия и родов войск. Признавалось важное значение механизированных частей и соединений, возрастающая роль авиации и военно-морского флота. Однако, при этом неправильно оценивался начальный период войны, недооценивалась подготовка к отражению первого удара врага, стратегическая оборона.

Маршал Советского Союза Жуков писал: «При переработке оперативных планов весной 1941 года практически не были полностью учтены особенности ведения современной войны в ее начальном периоде. Нарком обороны и Генштаб считали, что война между такими крупными державами, как Германия и Советский Союз, должна начаться по ранее существовавшей схеме: главные силы вступают в сражение через несколько дней после приграничных сражений. Фашистская Германия в отношении сроков сосредоточения и развертывания ставилась в одинаковые условия с нами. На самом деле и силы, и условия были далеко не равными».

Конечно, возможность оборонительных действий не отрицалась и к обороне готовились. Но подготовка эта не была достаточной, не было четкого плана отражения первого удара, что вызвало такое неутешительное для Советского Союза развитие ситуации на фронтах в первые дни и месяцы после начала страны. В замешательстве было даже высшее руководство СССР, только этим можно объяснить затворничество Сталина в первые дни войны.

Во-первых, как показал опыт, следовало учитывать возможность внезапного нападения заранее мобилизованной, подготовленной и развернутой для нападения армии противника. А это требовало соответствующей системы боевой и мобилизационной готовности Вооруженных сил, обеспечивающей их постоянную высокую готовность к отражению такого нападения, более тщательного скрытого наращивания боевой готовности своих войск.

Фактически накануне войны в 1941 г. подготовленность страны в целом к обороне и боеспособность Вооруженных сил были значительно выше, чем их боевая готовность. Поэтому всю мощь государства и армии в полной мере не удалось реализовать. Из этого должны быть извлечены уроки и для сегодняшнего дня.

При оборонительном характере военной доктрины, значение своевременного приведения армии и флота в боевую готовность многократно возрастает. Агрессор готовится заранее и тщательно выбирает время нападения, а обороняющейся стороне, напротив, требуется время для развертывания своих вооруженных сил для отражения агрессии.

Во-вторых, признание возможности внезапного нападения противника означало, что приграничные военные округа должны иметь тщательно разработанные планы оборонительных операций, так как отражение наступления превосходящих сил противника невозможно осуществить мимоходом, как промежуточную задачу. Для этого требуется ведение целого ряда длительных ожесточенных оборонительных сражений и операций. Если бы эти вопросы теоретически и практически были разработаны, взаимосвязаны и такие планы были, то в соответствии с ними по-другому, а именно — с учетом оборонительных задач, располагались бы группировки сил и средств этих округов, по-иному строилось бы управление и осуществлялось эшелонирование материальных запасов и других мобилизационных ресурсов.

Готовность к отражению агрессии требовала также, чтобы были не только разработаны планы оборонительных операций, но и в полном объеме подготовлены сами операции, в том числе в материально-техническом и инженерном отношениях, чтобы они были освоены командирами и штабами. Совершенно очевидно, что в случае внезапного нападения противника не остается времени на подготовку таких операций. Но этого не было сделано в приграничных военных округах. По правилам военной науки тех лет, которую преподавали в военных училищах и академиях, а также, отрабатывали на штабных учениях, оборона виделась далеко не так, как пришлось ее вести на практике в 1941 — 1942 гг. К обороне в СССР относились тогда как к непродолжительному виду боевых действий, после которого в короткие сроки следует переход в контрнаступление и разгром врага. Из этих ошибочных позиций исходили и при постановке задач войскам накануне и в начале войны.

Идея быстрого перенесения войны в самом ее начале на территорию противника (идея, не обоснованная ни научно, ни анализом конкретной обстановки, ни оперативными расчетами) настолько завладела умами политического и военного руководства СССР, что возможность ведения боевых действий на территории СССР полностью исключалась. Все это отрицательно сказалось на подготовке не только обороны, но и в целом театров военных действий в глубине территории СССР.

Из этого следует сделать важный вывод о том, что нельзя недооценивать противника и использовать при подготовке к войне шаблоны и стереотипы из прошлого, без анализа современных реалий и складывающейся обстановки.



Реклама: