Главная > Сочинения о Войне и Победе > Память о прадедушке

Память о прадедушке

Однажды мы с папой смотрели фильм о Великой Отечественной войне. Когда он закончился, я сказала, что люди, которые воевали, — настоящие герои, а папа ответил, что мой прадедушка тоже был героем. И рассказал эту историю... «Как-то, разбираясь в старых вещах, я нашел чемодан моего дедушки. Открыв его, я увидел, что в чемодане лежат вещи, которые после смерти дедушки почему-то не выкинули. Я стал перебирать одежду и на самом дне чемодана нашел небольшой сверток и несколько писем. Развернув сверток, я увидел медали, они были такие же, как и много лет назад. Затем я взял несколько писем, их мой дедушка писал с фронта бабушке, еще там были фотографии, старые и пожелтевшие. На одном из снимков были мои бабушка и дедушка, уже немолодые, почти такие, какими я их запомнил. Глядя на дедушкины вещи, я вспомнил свое детство. Мне было тогда десять лет, я играл в солдатиков.

В комнату вошел дедушка, он открыл шкаф и вытащил оттуда чемодан. Я с любопытством смотрел на него. Он достал из чемодана сверток и развернул его. То, что я увидел, заставило меня забыть о своих солдатиках. Я знал, что у дедушки были медали, но прежде никогда их не видел. Я подошел поближе, и одна из медалей привлекла мое внимание, она как будто была ярче других.

Я спросил у дедушки: «Дедушка, а за что ты получил эту медаль?» Дедушка улыбнулся и сказал: «Эту? Эта для меня самая памятная. Садись, я тебе расскажу». Он рассказывал медленно и тихо, как будто боялся кого-то разбудить: «Это произошло летом тысяча девятьсот сорок второго года. Фронт был прорван и отступал, войскам предстояла переправа через реку. Нашему полку было приказано отразить атаки противника и обеспечить переправу фронта на другой берег. Мы подошли к реке и стали окапываться. Сзади у реки слышались крики людей, ржание лошадей, шум машин: переправа началась.

Вскоре появились немецкие танки, а за ними шла пехота. Выли моторы, громыхали гусеницы. Танки шли на повышенной скорости. Когда немецкая батарея пристрелялась, снаряды посыпались градом. Очередной снаряд взорвался возле окопа и засыпал расчет землей. Немецкая батарея била без устали, беспрерывно раздирали воздух снаряды; многие из них падали, как тяжелые камни, и, увязнув в рыхлой земле, не взрывались. Немцы бежали, стреляя из автоматов разрывными пулями.

Пули скулили над головой, рвались, и казалось, тут, рядом, тоже строчит автомат. Когда очередная атака была отбита, в небе появились самолеты. Они шли широко растянутой цепью. Защищая переправу, наши зенитчики мужественно вели заградительный огонь, не давая самолетам прицельно бомбить переправу, поэтому бомбы, сбрасываемые с самолетов, летели в воду и в расположение нашего полка. Казалось, что пошел стальной ливень из пуль, снарядов и бомб. Земля, огонь, воздух — все смешалось. Орудий и людей с каждой атакой становилось все меньше.

Среди нас были раненые, меня тоже ранило, но не сильно. Переправа почти закончилась, и мы стали отступать к реке. Когда мы подошли к ней, все были на том берегу. В это время прогремел взрыв, переправу взорвали. Нас осталось совсем немного, и нам ничего не оставалось, кроме как переплыть реку. Когда мы поплыли, в нас стали стрелять, но за время переправы наши передовые части успели окопаться и открыли ответный огонь.

Я и мой товарищ помогали раненым переплывать реку. Вот за оборону переправы я и получил эту медаль. Этот бой был самым трудным из всех тех, в которых мне приходилось участвовать прежде», — сказал дедушка и замолчал.

Казалось, он о чем-то задумался. Я посмотрел на него и увидел, что глаза у него влажные от слез. Тогда этот рассказ произвел на меня сильное впечатление, но я был слишком мал, чтобы понять, что такие люди, как мой дедушка, настоящие герои». Когда папа закончил свой рассказ, я спросила его: «Папа, а где сейчас эти медали?» Он, ничего не ответив, вышел из комнаты, через несколько минут вернулся, в руках у него чемодан. Папа открыл его и достал сверток, развернув его, я увидела медали и стала их рассматривать. «Тогда, вспомнив дедушкин рассказ, я решил оставить его вещи как память о нем», — сказал папа. Я положила сверток обратно в чемодан, и мы с папой убрали его в шкаф. В этот день я решила, что тоже буду хранить эти медали как память о прадедушке.

ЗУБКОВА Ирина



Реклама: